Аскар Жумагалиев неумело перепрятал миллиарды

Среда, 17 Июнь 2020 15:12
Аскар Жумагалиев

Последние несколько месяцев мы зачастили писать о малоприметном, но жадном вассале Кайрата Мами — Аскаре Жумагалиеве. Почему? В большинстве случаев он сам даёт недвусмысленный повод. Настоящий любитель цифровать себе в карман Аскар Куанышевич частенько попадает в просак.

Об этом сообщает Преступная Россия

Министр цифрового развития говорит, что на цифровизацию за последние два года потратили всего 41,5 миллиарда тенге. Как вы думаете, сколько на самом деле стоит казахстанская цифровизация?

Жумагалиев занижает цифры примерно раз в пять, а если брать расходы с 2016 по 2020 годы, то прайс вырастает до полутриллиона. Поверьте, это более чем очень много и все эти деньги пошли на ту самую провальную цифровизацию, которая показала себя во всей красе во время карантина: ни школьная, на медицинская цифроцизация, ни электронный документооборот себя никак не проявили. Зато про 42 500 мы все ещё лет 15 будем вспоминать.

Деньги огромные и «большая загадка», кто смог навариться под патронажем Жумагалиева. Мы нашли нескольких таких. Это продукты «Documentolog» (Байжан Канафин), «Platonus» (Испусинов Айдар, Болат Башеев, Серик Бутумбаев, Аскар Кусаинов), «Bilim Media Group» (Рауан Кенжеханулы) и ЦИТ «Даму» (Рустам Кусаинов, Наталья Киль). По официальным данным, они в рамках цифровизации прибрали к рукам 22,8 миллиарда. Сколько ещё упомянутые компании получают из квазигосударственного сектора, можно только предполагать: детализация расходов данного сектора попадают под коммерческую тайну.

Как получается, что на бумаге цена одна, а в реальности в десятки раз больше…

Вот, что пишет Nonamestan:

Недавно нам написал подписчик по поводу отчета министра цифрового развития Аскара Жумагалиева перед населением 11 июня. Жумагалиев заявил, что затраты на цифровизацию с 2018 по 2019 годы составили 41,5 миллиарда тенге. Но у подписчика была информация, которой он поделился с нами, о том, что расходы в разы выше заявленного министром.

Мы решили проверить, как распределяются деньги на казахстанскую цифровизацию, и поняли, что практически невозможно отследить, сколько и куда уходило средств. Однако, можно однозначно говорить, что суммы в несколько раз выше чем говорят чиновники. При этом чётко определяются фавориты из частного сектора, получающие бюджеты за дублирование проектов, которые уже реализованы государством.

По нашим расчетам с 2016 года на цифровизацию выделено не менее 400 миллиардов тенге, не считая проектов министерства здравоохранения. Для сравнения в 2018 году в рамках «Нұрлы жол» было построено 110 школ на сумму 53 млрд тенге, то есть на 400 миллиардов можно было построить порядка 830 школ. За неполный 2020 год на цифровизацию уже выделено не менее 60 миллиардов. При этом Министерство цифрового развития и аэрокосмической промышленности (МЦРИАП) заявляет, что расходуется в разы меньше. Куда уходят остальные бюджеты, ещё предстоит выяснить.

Отдельной строкой необходимо рассматривать расходы на цифровизацию Министерства здравоохранения, которая обошлась государству не менее 153,2 миллиарда тенге, не считая расходов на обеспечения займа Всемирного банка. Все проекты здравоохранения также курируются МЦРИАП.

Мы проверили компании, с которыми, по мнению подписчика, принуждают работать госсектор «Documentolog», «Platonus», «Bilim Media Group», ЦИТ «Даму». Согласно официальным отчетам, они получили от государства в общем около 15 миллиардов тенге на цифровые проекты. К сожалению, квазигоссектор не раскрывает свои расходы, поэтому можно только предположительно оценивать бюджеты, которые упомянутые компании получают.

Министр цифрового развития Аскар Жумагалиев 11 июня во время отчета перед населением заявил, что затраты на цифровизацию с 2018 по 2019 годы составили 41,5 миллиарда тенге, из них около 4 миллиардов приходится на МЦРИАП.

Если посмотреть на расходы ведомства Аскара Жумагалиева через портал госзакупок, то мы увидим, что за 2018-2019 годы было потрачено 61,8 миллиарда тенге, а за неполные 6 месяцев этого года — 26,4 миллиарда. МЦРИАП появилось только к концу 2016 года, поэтому до 2018 цифровизацию финансировали через ныне реорганизованное Министерство информации — это 29,45 миллиарда в 2017 году, 42,18 миллиарда в 2018 году и 3,8 миллиарда тенге в 2019.

В итоге с 2018 по 2019 годы выходит примерно 107,7 миллиарда тенге на цифровизацию (включая 4 миллиарда на расходы министерства). Получается, что Жумагалиев занизил расходы в два с половиной раза, но и это все равно не вся реальная стоимость цифровизации. По предварительной оценке, расходы на казахстанскую цифровизацию с 2018 до 2019 года составляют около двухсот миллиардов тенге.

Больше всего от МЦРИАП госзаказа ежегодно получает госкомпания АО «НИТ» (Национальные информационные технологии). В основном эта компания занимается цифровизацией, о которой отчитывался Жумагалиев.

Также АО «НИТ» является разработчиком единой системы электронного документооборота государственных органов (ЕСЭДО), подключение к которой обязательно необходимо частным компаниям, собирающимся реализовывать проекты цифровизации с госорганами. При этом подключение в первую очередь выдается организациям из списка фаворитов. Documentolog стала первой частной организацией в РК, которая была подключена к ЕСЭДО.

Как раздувают бюджет проектов цифровизации?

С 2016 года ведомства напрямую и косвенно связанные с цифровизацией в рамках государственной закупки выделили не менее 264, 9 миллиарда тенге. В таблице 1 приведены расходы произведенные в рамках госзакупок.

Наибольшие расходы в 2020 году были произведены РГУ «Комитет государственных услуг Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан» в размере 44,5 миллиарда тенге, что почти в два раза больше, чем само министерство. Практически вся сумма полностью израсходована на услуги НАО «Правительство для граждан» (23 миллиарда на осуществление функционирования госкорпорации) и АО «НИТ» (21,4 миллиарда на техническую поддержку электронных систем госорганов).

По нашим данным, за аналогичный период основные исполнители программ получили 408,4 миллиарда тенге в рамках государственных закупок. Получается, что исполнители потратили более чем в полтора раза больше, чем официально выделяет правительство.

В таблице 2 приведены объёмы государственного заказа, полученные АО «НИТ» и НАО «Правительство для граждан». С 2016 по 2020 годы госкомпании получили 408,4 миллиарда тенге.

АО «НИТ» с 2016 по 2020 годы в рамках госзакупок получило от государства 178,8 миллиарда тенге. За период с 2018 по 2019 годы выходит 96,5 миллиарда, что уже в два раза выше заявленного Жумагалиевым 41,5 миллиарда тенге.

В цифровизацию также входит НАО «Правительство для граждан». Организация получила 229,5 миллиарда с 2016 по 2020 годы, а за 2018-2019 годы — 111,8 миллиарда тенге. Но большая часть расходов структуры тратится на содержание филиалов, из-за чего расходы на цифровые проекты вычленить невозможно. В связи с этим мы не учитываем данную графу расходов в полной мере, взяв за основу только прямые трансферты МЦРИАП, которые учтены в таблице 1.

В итоге мы видим, что правительство напрямую выделяет почти в два раза меньше чем получают исполнители цифровых проектов. Схема построена по принципу, когда государство платит компании деньги за разработку, а затем компания продает эту же разработку представительствам государства на местах. (такая же схема работает и с частными компаниями). Получается, что IT госпроекты на бумаге могут стоить, например, 100 миллионов тенге, выделяемых через министерство, а на деле этот проект финансируется также через акиматы и множество дочерних госструктур, достигая порой сумм в несколько миллиардов.

Объяснение размыву бюджетов только одно — цифры занижают, чтобы стоимость госразработок казалась конкурентной по сравнению с зарубежными аналогами. Не факт, что попутно пара миллиардов не оседает в чьем-то личном кармане. Также таким способом скрыто финансируют частные компании за счёт государства.

Ещё хуже ситуация обстоит с фаворитами из числа «частных» компаний, доходы которых сложнее отследить, чем у госструктур. Их руководители часто появляются на министерских мероприятиях и круглых столах с участием Жумагалиева.

Сразу можно отметить две компании: ТОО «Documentolog» (Байжан Канафин) и ТОО «Platonus» (Испусинов Айдар). Руководители компаний входят в рабочую группу по выработке новых подходов в реализации государственной программы «Цифровой Казахстан», под председательством министра цифрового развития Аскара Жумагалиева.

Также стоит отметить руководителя ТОО «Application Xpress» Азамата Жубанова, который почти нигде не светился, но за 2020 год получил 1,5 миллиарда тенге, а с 2017 по 2020 — 3,9 миллиарда.

В рамках цифровизации Минздрава выделяется руководитель частной компании ТОО «Центр Информационных Технологий «Даму» Наталья Киль. Ранее ранее работала в подведомственном Минздраву Республиканском центре развития здравоохранения и занималась цифровизацией Министерства здравоохранения. С 2016 по 2020 годы ЦИТ «Даму» получил рамках госзаказ на 7,4 миллиарда тенге в рамках цифровизации здравоохранения.

Цифровизация государственного и квазигосударственного документооборота

Байжан Канафин в 2009 году начал разработку своего стартапа облачного документооборота Documentolog. С 2013 по 2016 годы он занимал управляющую должность в госкомпании АО «НУХ «Байтерек», а затем вернулся обратно в свою компанию (сейчас он ещё и гендиректор и член IT-Совета НПП РК «Атамекен»). Сразу после «Байтерека» дела у компании пошли в гору.

Госзаказ Documentolog резко вырос с 77 миллионов тенге в 2016 году до 405,9 миллиона — в 2019, а за половину 2020 года Documentolog получил госзаказ на 445 миллиона тенге. В общем, согласно порталу госзакупок, ТОО «Documentolog» получило порядка 1,4 миллиарда тенге от государства с 2016 года. Конечно, неконкурентным способом из одного источника. Больше всего компании выплатила госкорпорация «Правительство для граждан» — 424 миллиона тенге.

Тут хотелось бы отметить, что система покупается не навсегда — организации ежегодно ещё платят за обслуживание.

Documentolog практически захватил казахстанский рынок. При этом у МЦРИАП есть свои схожие разработки в сфере облачного документооборота. Также в 2018 году Центр анализа и расследования кибератак (ЦАРКА) обнаружил уязвимость, которая позволяла администраторам системы получать доступ к деловой переписке и документам всех организаций, использующих Documentolog. Дело о доступе частных лиц к гостайне подозрительно быстро замяли без последствий. Это может свидетельствовать только о том, что данная дыра в системе предусматривалась для государственных нужд.

При этом 1,4 миллиарда — далеко не вся сумма, которую получил Байжан Канафин от государства. Documentolog навязывали и навязывают государственным структурам и квазигоссектору, который не отражается на портале госзакупок. С 2016 по 2019 годы Documentolog получил госзакупок на 946 миллионов. За тот же период выплатил порядка 400 миллионов налогов, что соответствует обороту примерно на уровне двух миллиардов тенге. Если считать по аналогии 2020 год, то в общем итоге за четыре года выходит более 2,8 миллиарда.

К отчетам закупок квазигоссектора сложно получить доступ, что не позволяет достоверно подсчитать расходы на Documentolog. Но нередко на портале закупок ФНБ «Самрук-Қазына» в лоте не скрывая пишут: «Услуги …. «Documentolog». Это нарушает принцип конкурентности закона «О госзакупках» и намекает на заинтересованность организатора закупки, но, видимо, некоторым законы не помеха. Всего подобных лотов мы насчитали на общую сумму 470 миллионов тенге.

В том числе Documentolog продал свои услуги за 106 миллионов ТОО «KAP Technology», которое, являясь дочерней организацией, ведёт все IT-сопровождение Казатомпрома. А затем ещё за 40 миллионов продукт был продан самому «Казатомпрому». По сути компания дважды купила один и тот же продукт.

Хотелось бы отметить, что ранее структуры «Самрук-Қазына» использовали другие системы документооборота, в том числе «КМГ-Кумколь» разрабатывал и сопровождал свои электронные системы для Казмунайгаз. Однако сейчас «Самрук-Қазына» постепенно переводит свои дочерние структуры на Documentolog.

На сайте Documentolog опубликован список из порядка 227 клиентов, в основном состоящий из государственных структур. Среди клиентов есть даже партия Nur Otan, но частных финансовых структур, включая банки, среди них нет. Видимо, потому что они заботятся о конфиденциальности своих финансовых потоков.

В итоге можно предположить, что Documentolog получил от государства не менее трёх миллиардов тенге.

Ещё одна компания, которая получила большой госзаказ, но ранее почти нигде не светилась, — ТОО «Application Xpress». За 2020 год получило 1,5 миллиарда тенге, а с 2017 по 2020 — 3,9 миллиарда за обновление лицензий и сопровождение программного обеспечения «Oracle».

До 2017 года «Application Xpress» практически не вела бизнес-деятельность, но затем за 2017 год выигрывает три лота на общую сумму в 494 миллиона, в 2018 году — 754 миллиона, в 2019 — 1,1 миллиарда и в 2020 — 1,5 миллиарда.

Руководитель компании Азамат Жубанов в новостях не появлялся и в IT-кругах не известен. Ранее руководил двумя организациями, реализующими разные масла в виде БАДов.

Учредители ТОО «Application Xpress»: Адина Джаналинова и Светлана Лисовцева.

Профессиональная биография Адины Джаналиновой неизвестна. Светлана Лисовцева руководила представительством организации «Центрально-азиатская торговая миссия» в РК (ликвидировано) и все ещё числится директором ТОО «Центр строительных защитных технологий» (строительная компания).

Цифровизация образования

У руководителя ТОО «Platonus» Испусинова Айдара все работает по схожей схеме с Documentolog , но в меньших масштабах. Систему автоматизации учебного процесса Platonus навязывают всем учебным заведениям (за исключением школ и детсадов), которые потом ежегодно платят за обслуживание. На портале госзакупок у Platonus — 148 заказчиков, которые принесли компании 997 миллионов тенге с 2016 года, неконкурентным способом из одного источника. Других источников дохода у компании не наблюдается.

Platonus интегрировали в учебный процесс, несмотря на критические отзывы и сопротивление учреждений. Эффективность системы была проверена во время жесткого карантина, которая, как и многие другие проекты госпрограммы «Цифровой Казахстан», оказалась провальной.

Учредители ТОО «Platonus»: 1) Болат Башеев (Председатель правления ТОО «ARLAN VENTURES»); 2) Серик Бутумбаев (Председатель наблюдательного совета ТОО «Helios Soft»); 3) Аскар Кусаинов (гендиректор облачного провайдера АО «Казтелепорт», дочерней организации Народного Банка — 255 миллионов тенге на портале госзакупок).

Упомянем других участников электронных систем обучения, которые рекламировали чиновники весной 2020:

«Билимленд» (ТОО «Bilim Media Group»)8,2 миллиарда с 2016 по 2020 годы, из них 1,47 миллиарда в 2020. Если учитывать все связанные с «Билимленд» организации, то в общем выходит порядка 21,5 миллиарда тенге госзаказа.

Рауан Кенжеханулы — основатель и руководитель Общественного Фонда «WikiBilim» (переименован в ОФ «Национальное бюро переводов» ) и Фонда «Bilim Foundation«. Основатель и руководитель компании в сфере электронного образования Bilim Media Group.

Связанные фирмы:

1. ТОО «InCraft»696 миллионов тенге с 2018 по 2020 годы;

2. TOO «Knowledge Engineering» 206,8 миллиона тенге с 2016 по 2020 годы, из них 1 контракт на 50 миллионов в 2020 году;

3. ОФ «Bilim Foundation»1,15 миллиарда тенге с 2017 по 2020 годы, из них 345 миллионов в 2020 году.

4. ОФ «Ұлттық аударма бюросы» (не цифровой проект)11,2 миллиарда с 2018 по 2020 годы, из них 2,98 миллиарда в 2020 году.

«Дарын.Онлайн» — в информационных базах скрыты данные организации на которую зарегистрирован домен daryn.online. В новостях основателем проекта называют Айбека Куатбаева, который якобы руководит ТОО «Bugin Group» (переименовано в «Bugin Media»), при этом у данной организации нет контрактов по онлайн-обучению, сам Куатбаев не числится руководителем или учредителем компании.

ТОО «Күнделік (Kundelik)» — на портале госзакупок нет контрактов, хотя Минфин заявлял о выделении финансов для увеличения мощности системы.

«U-study» (ТОО «U-FUTURE»)165 миллионов с 2018 по 2020 годы, из них 76,4 миллиона в 2020 году.

Цифровизация Минздрава

Проекты цифровизации Министерства здравоохранения финансируются за счёт ведомства, а также через госзакупки на местном уровне. При этом ведёт все эти проекты непосредственно МЦРИАП.

В 2008 году Всемирный банк выдал правительству РК займ на разработку и техническое обслуживание Интеграционной платформы здравоохранения. По словам Гульжан Карагусовой, банком было выделено 287 миллионов долларов, плюс из бюджета — 152,8 миллионов долларов, а затем в уточненном бюджете РК на 2018-2020 годы было заложено ещё 3 миллиарда тенге.

В рамках того же проекта Всемирного Банка 18 декабря 2015 года был заключен контракт с компанией Ericsson Nikola Tesla d.d. (Хорватия) на 18 миллионов долларов под разработку электронного паспорта здоровья, который должны были выпустить в середине 2018 года, но работы не были сделаны в срок.

В пилотном режиме летом 2019 года электронный паспорт здоровья был интегрирован в сервис eGov. Заявлялось, что это разработка Минздрава. Нигде не было указано, во сколько в итоге обошлась электронная система. Также функционал системы не представляет из себя ничего существенного, кроме оцифровки больничных данных граждан.

Однако к 2018 году электронный паспорт здоровья уже функционировал на базе разработки ТОО «Центр Информационных Технологий «Даму», который также разрабатывался за счёт государства. Финансирование электронного сервиса «Damumed» проводится через подписную систему, когда медучреждения ежегодно оплачивают компании за лицензию пользования сервиса.

За год «Damumed» поглотил более 80% рынка за счёт того, что Минздравом был выпущен приказ №127 от 27 марта 2018 года – «Об утверждении минимальных функциональных требований к медицинским информационным системам», который ограничил доступ других разработчиков к рынку.

Руководитель ЦИТ «Даму» Наталья Киль ранее работала в подведомственном Минздраву Республиканском центре развития здравоохранения и занималась цифровизацией Министерства здравоохранения.

Учредитель ЦИТ «Даму» Рустам Кусаинов Койшыбаевич — член совета директоров, председатель правления госкомпании АО «Банковское сервисное бюро Национального Банка Казахстан». Данная организация разрабатывает программные продукты и обеспечивает сервисное обслуживание IT-систем для Национального Банка РК, организаций, входящих в его структуру и других субъектов финансового сектора. Ранее Кусаинов занимал должности управляющего директора АО «Национальный управляющий холдинг «Байтерек», советника в МНЭ, руководителя ЦИТ «ДАМУ», а также входил в совет директоров АО «Алтел».

С 2016 года ЦИТ «Даму» получил рамках госзаказа 7,4 миллиарда тенге. Сейчас оплата услуг сервиса обходится государству свыше 2 миллиардов тенге в год. У компании также есть дочерняя структура ТОО «Kometa Damumed», которая за 2019-2020 годы в рамках госзакупок получила 145,8 миллиона тенге за сервисное обслуживание системы «Damumed».

В итоге государство дважды оплатило разработку электронного паспорта здоровья. Хорватская компания Ericsson Nikola Tesla d.d. получила 8,96 миллиарда тенге по курсу доллара на январь 2017 года (331,14). «Damumed» — 7,5 миллиарда тенге, плюс ежегодно будет получать свыше двух миллиардов тенге за лицензию. В итоге на сегодняшний день электронный паспорт здоровья обошелся государству в 16,36 миллиарда тенге.

Включая расходы, упомянутые Гульжан Карагусовой, в итоге цифровизация Министерства здравоохранения в пересчете по курсу доллара на январь 2017 года (331,14) обошлась государству не менее чем в 153,2 миллиарда тенге, не считая расходов на обеспечение займа Всемирного банка.

Итог

В итоге под кураторством МЦРИАП с 2016 года на цифровизацию документооборота, образования и здравоохранения выделено порядка 453,2 миллиарда тенге, из них за неполный 2020 год уже потрачено не менее 60 миллиардов, что свидетельствует о росте расходов. При этом МЦРИАП почти в пять раз снижает расходы на цифровизацию, скрывая расходы под видом сервисного обслуживания. Один и тот же проект может финансироваться через министерство, а затем ещё и через местные исполнительные органы, при этом некоторые разработки дублируют части друг друга.

Госорганам и квазикоссектору навязывают услуги частных компаний, цифровые проекты которых дублируют и замещают системы, на которые государство уже выделяло бюджеты. Это продукты «Documentolog», «Platonus», «Bilim Media Group» и ЦИТ «Даму». Согласно официально публикуемым отчетам, они получили от госорганов около 22,8 миллиарда тенге на цифровые проекты. Сколько ещё упомянутые компании получают из квазигосударственного сектора, можно только предполагать: детализация расходов данного сектора попадают под коммерческую тайну.


Источник: “https://kompromat.kz/чиновники/аскар-жумагалиев-неумело-перепрятал-2020.html”

Последние публикации