Скандинавский эксперимент. Как Швеция пережила первые волны пандемии без строгого карантина?

Среда, 15 Сентябрь 2021 11:11
Скандинавский эксперимент. Как Швеция пережила первые волны пандемии без строгого карантина?

Скандинавский эксперимент. Как Швеция пережила первые волны пандемии без строгого карантина?

Об этом сообщает Дедал



Чтобы минимизировать неизбежный экономический ущерб от остановки промышленности и закрытия сферы услуг, в Стокгольме решили сделать ставку на коллективный иммунитет, отмечает BBC. Введенные там в результате ограничительные меры были значительно мягче, чем в соседних странах, и носили преимущественно рекомендательный характер.


Например, всю весну прошлого года, пока большинству европейцев было фактически запрещено выходить из дома без уважительной причины, в Швеции можно было собираться группами до 50 человек. Только ближе к зиме максимальное число участников собраний снизили до восьми — и то не очень надолго.


Ходить в масках шведам было официально рекомендовано лишь в январе текущего, 2021 года. До этого человек, появившийся на людях с маской на лице, вызывал в лучшем случае удивленные взгляды окружающих, а иногда и нелестные комментарии в свой адрес, сообщает местная пресса.


Если в большинстве стран для борьбы с вирусом власти первым делом закрыли учебные заведения, то шведские школы продолжали работать в обычном режиме. Начавшаяся в стране несколько месяцев назад вакцинация — дело тоже абсолютно добровольное. Хочешь — прививайся, не хочешь — твоё право. В отличие от большинства других европейских стран, в Швеции делать прививку не обязаны даже врачи и другие сотрудники системы здравоохранения.


Юридически никакой разницы между привитыми и непривитыми жителями тоже нет: и для тех, и для других действуют абсолютно одинаковые правила и рекомендации. При этом ещё год назад аналитики отмечали, что сложившаяся в Швеции ситуация во многом довольно уникальна. В частности, жители там традиционно доверяют властям, а потому показывают высокий уровень самодисциплины и следуют даже необязательным рекомендациям.


Сочельник в Стокгольме

Фото: GETTY IMAGES. Стокгольм накануне Рождества-2020: на улице толпы людей, практически все — без масок


Кроме того, в начале пандемии в стране ещё и сложилась благоприятная политическая ситуация: предложенная стратегия борьбы с вирусом не вызвала принципиальных возражений ни у одной партии политического спектра.


Впрочем, идеализировать шведов тоже не стоит. В местной прессе можно найти немало и других историй: родители, отказавшиеся отпускать детей в школу даже под угрозой штрафа — из страха, что те подхватят там инфекцию; работодатели, настойчиво призывавшие или даже обязавшие сотрудников вернуться в офис, несмотря на официальную рекомендацию властей работать из дома; посетители ресторанов, ежедневно сдвигающие вместе специально расставленные сотрудниками подальше друг от друга столы.


Соседи ближние и не очень


Но сработала ли принятая стратегия? Насколько шведским властям удалось спасти экономику страны, конечно же, важно, но главный вопрос всё же — не пришлось ли заплатить за это жизнями своих сограждан?


Итальянские учёные, изучившие статистику смертей из 67 стран мира, пришли к выводу, что в 2020 году в Швеции избыточная смертность (то есть число погибших, превышающее среднегодовые показатели) оказалась куда выше, чем в большинстве стран Северной Европы.


Если быть точным, в соседней Финляндии "лишних" смертей на душу населения было зафиксировано в шесть раз меньше; в Германии, Эстонии и Латвии — в два с небольшим; в Норвегии — и вовсе в 50 с лишним раз.


Финская граница

Фото: GETTY IMAGES. В соседней Финляндии статистика смертности от вируса сильно отличается


Впрочем, авторы работы призывают не спешить с однозначными выводами: например, в Польше или Литве, где ограничительные меры были значительно строже, этот показатель вдвое выше шведского (167 против 85), а в России (245) — даже втрое.


Официальные показатели смертности от вируса дают несколько другое соотношение, но в целом картина получается очень похожей: по этому показателю Швеция опережает соседние Финляндию и Норвегию почти в 10 раз, Эстонию и Германию — примерно в полтора раза, но все так же уступает Польше и Литве (официальные цифры российской статистики вызывают у авторов много вопросов).


Самую масштабную базу данных собрали для исследователей Ариэль Карлински с кафедры статистики Еврейского университета в Иерусалиме и Дмитрий Кобак из Университета Тюбингена в Германии. Они ведут учёт избыточной смертности по всему миру, с самого начала пандемии.


В настоящий момент там можно посмотреть статистику погибших из 104 стран и территорий, для большинства из которых цифры приведены за последние 16 месяцев — с марта 2020-го.


Метро Стокгольма

Фото: GETTY IMAGES. Учёные говорят, что строгость ограничительных мер — далеко не самый важный фактор смертности от вируса


Согласно этим данным, избыточная смертность в Швеции все так же опережает показатели Финляндии и Германии — но при этом остается ниже, чем почти во всех остальных странах Евросоюза (за исключением Ирландии и Люксембурга). Так что вряд ли можно утверждать, что стратегия шведских властей (ставка на коллективный иммунитет) полностью провалилась. Хотя — смотря с чем сравнивать.


"Из всех скандинавских стран Швеция действительно пострадала больше всех — каким методом ни считай, — соглашается Ариэль Карлински. — Возможно, если бы там поступили так же, как в Дании, Норвегии, Финляндии, то можно было бы не только избежать избыточной смертности, но и уменьшить средний показатель смертности за предыдущие годы [как это произошло в Дании]".


Впрочем, авторы всех работ подчеркивают, что делать выводы об эффективности ограничительных мер в той или иной стране пока что очень рано. А может быть, и вовсе не имеет особого смысла.


По словам экспертов, огромное влияние — возможно, куда большее, чем предписания властей — на показатели смертности в той или иной стране оказывают другие факторы. Такие как качество медицинских услуг и пропускная способность национальной системы здравоохранения, а также климат, плотность населения, действующие там культурные нормы и т.п.


Редакция журнала Economist, ведущая собственный анализ хода пандемии, пришла к довольно неожиданному выводу: разница в числе жертв на душу населения проще всего объясняется не строгостью введенных мер и даже не географией, а экономикой. Если быть точным — уровнем неравенства в конкретной стране: чем больше разрыв между богатыми и бедными, тем выше показатель избыточной смертности на душу населения.


А что в итоге с бизнесом и экономикой?


Удалось ли Швеции пройти особым ковидным путём к материальному благополучию, избежать убытков и разбогатеть, пока соседи душили экономику локдаунами и тратились на поддержку бизнеса и граждан?


Швеция — единственная страна ЕС, не вводившая локдаун в разгар пандемии в прошлом году. В итоге, как показывает статистика, спад деловой активности в Швеции был не таким глубоким, как в других европейских странах, а восстановление идёт бодро.


Но есть нюансы.


Во-первых, вовсе избежать падения или хотя бы выступить лучше соседей не удалось.


Пусть Швецию и миновал обвал ВВП на 8-10%, как в Испании, Италии и Франции в прошлом году, однако её экономика все равно усохла на 2,8%, примерно как финская или эстонская. И это далеко не лучший результат в Европе, с учетом того, что ВВП соседней Норвегии сократился за 2020 год всего на 0,8%. Лучше шведской пережили ковидный год экономики Литвы (-0,9%), Дании (-2,1%) и Польши (-2,7%).


Во-вторых, шведская экономика плотно вплетена в европейскую и мировую. Пока Китай, США и Европа сидят по домам и закрывают границы, у Швеции нет возможности производить и экспортировать товары и услуги даже в прежнем объёме. О росте речи и вовсе не идёт.


И в-третьих, экономическая активность определяется не только текущими спросом и предложением внутри страны и за рубежом, но и настроениями потребителей и производителей. А они зависят от их взглядов на будущее.


В тех развитых странах, где пандемия резко поставила жизнь на паузу всеобщим локдауном, людей и бизнес поддержали из казны на искусственном дыхании на заемные средства в счёт будущих доходов. По окончании этой паузы все принялись с удвоенной энергией тратить и инвестировать, подстегивая восстановление.


А те страны, где выбор пал на естественное течение событий, лишили своё население и бизнес чётких границ между нормальной жизнью и пандемией. Это теоретически способно уменьшить потенциал восстановления, поскольку шведы, например, живут в неоконченном эксперименте, они не могут ориентироваться ни на чей опыт и не знают, чем этот эксперимент закончится.


Хорошая иллюстрация тому — прошлая весна. Прошел год пандемии, Скандинавия оттаяла, Дания, Финляндия, Норвегия более-менее вернулись к прежней жизни. А в это время Швеция, которой все же пришлось ввести ограничения, готовилась снять их лишь к июлю и продолжала бить рекорды заболеваемости в Европе.


В теории, в подобных ситуациях экономические агенты возвращаться к норме не спешат, тратят меньше, инвестируют в расширение дела неохотно и в целом осторожничают. Это вредно для экономики.


Однако это только в теории. Эффект и даже наличие подобных настроений оценить тяжело.


Пока что шведы уверены в будущем — опросы Национального института экономических исследований NIER демонстрируют рекордный оптимизм производителей и прекрасные настроения в сфере услуг и среди потребителей.


А может, было бы ещё лучше, не будь эксперимента и особого пути?


Это открытый вопрос, ответ на который мы получим намного позже, как это было с наследием "испанки" начала прошлого века. Экономисты лишь недавно собрали воедино статистику того времени и пришли к выводу, что пока смертельный грипп бушевал, всем было одинаково плохо, а вот восстановление производства оказалось быстрее там, где власти быстро и масштабно ввели социальное дистанцирование и подтянули гигиену. Швеция может доказать обратное, но придётся подождать с выводами ещё не один год.

Источник: Криминал РУ

Последние публикации