Александр Дов и Татьяна Барская: «Убийство в состоянии абсцесса»

Воскресенье, 16 Июль 2017 11:16

Под позывные радиостанции РЭКА почти все «русские» израильтяне начинали свое утро 26 лет подряд. На прошлой неделе радио было закрыто. В интервью Jewish.ruтеперь уже бывший главный редактор Александр Дов и ведущая Татьяна Барская рассказали, как РЭКА помогала репатриантам принять и полюбить новую страну, за что ее обвиняли в местечковости и какие промахи ведущих обсуждались больше всего.

Что вы испытали, когда закрытие радио РЭКА из разговоров вдруг стало реальностью. Какой была первая реакция?
Александр Дов: Позвольте мне ответить словами Жванецкого: «Это как пьешь одну рюмку, вторую, третью, а в четвертой – вода».

Татьяна Барская: Во-первых, радио РЭКА не закрылось. Оно прекращает вещание в рамках Гостелерадио, «Коль Исраэль». И продолжит его с 15 мая в новой корпорации общественного вещания «КАН». От этого, честно говоря, не легче. Хотя для сотрудников это не было новостью. Уже года три все явственнее нарастал ком реформы, закрытия, увольнений и, что хуже всего, совершенно неподобающего отношения к людям. Дата открытия новой вещательной корпорации переносилась не раз. И много интриг, разговоров, торгов вокруг этого процесса только ухудшали настроения внутри Гостелерадио. Но неожиданное решение судебного исполнителя, ликвидатора Гостелерадио, было слишком внезапным, жестоким и неуважительным ко всем нам, сотрудникам и телевидения, и восьми радиоканалов. Моя, да и не только моя реакция была – шок и слёзы. Это мой дом уже 22 года.

Когда вы приступили к работе на радиостанции РЭКА? Чем вам запомнился первый рабочий день?
Александр Дов: К работе я приступил 8 апреля 1991 года, хотя до 26 мая мы еще не выходили в эфир – тренировались, учились, делали пробные передачи. А первый рабочий день запомнился, пожалуй, знакомством с новыми коллегами. Среди них были и те, кто принимали участие в конкурсе – там был конкурсный отбор, очень жесткий, и штатные работники «Коль Исраэль», ставшие нашими учителями: Дорит Голендер, Михаэль Гильбоа, Рафаль Рамм, многие другие. И, прежде всего, ныне покойный всеобщий любимец Мордехай Кармон, с которым мне впоследствии пришлось работать очень много. По-моему, именно в первый день я услышал от него одну из его «коронных» шуток насчет картины Репина «Девочка с пейсиками».

Татьяна Барская: Первым моим днем в эфире радио РЭКА стала последняя пятница августа 1995 года. Программа «Что? Где? Когда?», в которой я стала соведущей. Первый день в эфире запомнился дрожащим голосом и страхом от того, что, возможно, плохо звучит голос, и сама я – косноязычна. Но ведущий программы Алекс Иш-Шалом – светлая память – очень помог мне своим теплом и поддержкой. Постепенно все получилось так, как хотела я.

Насколько, на ваш взгляд, популярной была радиостанция у выходцев из бывшего СССР? Как вы сами впервые поняли, что по-настоящему любимы и знамениты у радиослушателей?
Александр Дов: Нет нужды говорить: «На мой взгляд». Есть статистика, которая свидетельствует о невероятной популярности РЭКА. Согласно опросам, проведенным в разные годы, нас слушали от 65% до 85% русскоязычной аудитории. Кстати, последние такие опросы проводились «рекламщиками» года три назад, и я знакомился с ними просто по долгу службы, как начальник русскоязычного вещания. Могу заявить с полной ответственностью, что слушали нас люди разных возрастов – от 18 до «старше 65». Причем среди молодых и «относительно молодых» людей рейтинг составлял порядка 55%. Пожилые, разумеется, слушают РЭКА целый день, с утра до вечера, а молодые – дважды в день: по дороге на работу и с работы. Короче говоря, если некий гражданин заявит вам, что не слушает – не верьте! Такие снобы, конечно, есть, но их немного. Что же касается популярности, то, пожалуй, я более всего был потрясен тем, что меня слушают и в Америке. Более того, был даже такой период, когда в мою передачу регулярно звонил слушатель, кажется, из Лос-Анджелеса. А популярность в Израиле лично мне принесла телевизионная передача «Калейдоскоп», раз в неделю выходившая на первом телеканале. Я был ведущим этой передачи. Однажды в жаркий летний день где-то около рынка меня остановила пожилая женщина, не говорившая по-русски. «Что, жарко?» – спросила она меня, обливавшегося потом. И продолжила: «Да, это тебе не в студии под кондиционером сидеть...»

Татьяна Барская: Уверена на 300% в том, что она популярна и сейчас. Знаю, что нас слушают в очень многих странах мира благодаря интернету и другим новым технологиям. Очень многие записывают любимые программы, составляя таким образом свои архивы нашего радио. Что касается меня лично и популярности – нас ведь слышат, но не видят. Поэтому узнавание происходило «на слух». В «русских» магазинах, клубах, книжных магазинах, на автобусных остановках, в кинозалах, театральных залах, даже в ресторанах. Это стало очень часто происходить. И это, конечно, было приятно. Хотя краснеть не разучилась и до сих пор.

Журналисты РЭКА любят рассказывать смешные истории о своей работе. Какая ваша самая любимая из таких историй?
Александр Дов: Когда-то сводки новостей мы по очереди готовили в Тель-Авиве. На новостную смену я пришел, извините, с сильнейшим расстройством желудка, поэтому плохо соображал, что делал. В результате в одном из моих сообщений появилась фраза: «Убийство было совершено в состоянии абсцесса». Я дважды прочел эту фразу в эфире, после чего кто-то из коллег меня поправил.

Татьяна Барская: Истории есть и у меня. Хотя иногда они схожи с историями коллег. Например, на частых встречах со слушателями или на концертах, которые я веду, нередко происходит ситуация: из зала раздается истошно-восхищенное «ТаняяяяБарскаааааяяяяя» (одним словом) и дальше выкрик: «Живааааая? А можно потрогать?!»

Какую роль РЭКА, на ваш взгляд, сыграла для алии из России?
Александр Дов: Мне кажется, что это – тема для серьезного научного исследования. Но, судя по письмам слушателей, мы действительно многим людям помогли адаптироваться в Израиле, принять и полюбить эту страну.

Татьяна Барская: Абсолютного помощника, пропагандиста, сопровождающего, информатора. И для верных и давних слушателей – члена семьи, которого любишь априори за то, что он с тобой, что с ним можно поговорить по душам, за то, что нам можно позвонить, поругаться, попросить помощи в любой области, и мы всегда стараемся найти решение сами или с помощью друзей радио РЭКА разных профессий.

А какая роль была в истории израильских СМИ вообще?
Александр Дов: Трудно сказать. Ведь до РЭКА было вещание на разных языках, в том числе и на русском, ориентированное на «зарубеж». Так что значение РЭКА, видимо, в том, что мы первыми стали вещать «на языках алии» не для евреев за рубежом, а для репатриантов, уже прибывших в Израиль.

Татьяна Барская: Насколько я понимаю, наша радиостанция – уникальное явление. Нас хвалят или наоборот, за нас сражаются годами в парламенте, за нас и наши права. Но сама история русскоязычного отдела государственной радиостанции РЭКА – уникальна, повторюсь. Начав вещание в конце 60-х годов в Иерусалиме в виде новостей из Израиля на СССР в рамках «русского отдела», она стала самым настоящим СМИ на русском языке, единственной государственной радиостанцией в своем роде. Радио РЭКА 26 мая исполняется 26 лет. Как и большой алие.

Что ждет радиовещание на русском языке в будущем? В каком качестве мы встретимся с вами в ближайшее время в эфире?
Александр Дов: Как вы знаете, с 15 мая начнет работу новая Корпорация телерадиовещания, которая приходит на смену старому Гостелерадио. РЭКА станет частью новой корпорации, а впоследствии, с созданием Корпорации новостного вещания, перейдет туда. На данный момент многие важные вещи еще «в тумане», но ясно одно: на первом этапе штат радиостанции сокращен более чем в полтора раза, что не может не сказаться на качестве ее работы. Кроме того, новое руководство русскоязычным вещанием не владеет русским языком. Что же касается лично меня, то я продолжу работу в качестве журналиста.

Татьяна Барская: Я оптимист. Я вижу возможности современного радиовещания. Вижу технологии, которые сейчас предлагают нам, тем, кто готов создавать новый контент, новые формы. Радио успевает и будет успевать работать оперативно и креативно, привлекая все больше новых слушателей разного возраста, что важно. Со мной встретиться в эфире будет очень легко. На данный момент это 10 часов музыки в неделю, это два ночных эфира, это двухчасовой журнал по культуре, программы по истории, географии, литературе, театру и кино, эксклюзивные интервью.

И все-таки считаете ли вы радио основным делом своей жизни? Или для вас есть кое-что поважнее?
Александр Дов: Для меня это не праздный вопрос, поскольку у меня есть два равнозначных «дела жизни»: радио и авторская песня. Я начал выходить на сцену с гитарой задолго до прихода на радио и объездил с концертами весь необъятный Советский Союз от Калининграда до Владивостока. А позднее, уже работая на радио, продолжал сочинять и выступать как в Израиле, так и за его пределами. Побывал много раз с гастролями в США, Канаде, Германии, Чехии и Австралии. Продолжаю выступать и сегодня и надеюсь, что еще не родилась такая Вещательная Корпорация, которая помешает мне делать это в будущем.

Татьяна Барская: Безусловно, это моя профессия. Любимая профессия. И навсегда. Родившись в семье журналистов, я продолжила этот путь, начав в свое время писать в газеты. Но вирус радио, наушники, микрофон и свобода в эфире меня держат уже 22 года. А энтузиазма не уменьшилось. А вне радио, как и все, я живу своим домом, близкими и увлечениями, коих хватает. Но при всем этом в голове всегда постоянно рождаются очередные сюжеты для будущих программ. И это мне очень нравится!

Последние публикации

Блоги