Могут ли полицейские в Европе получить данные об абонентах? Отвечает Игорь Мизрах

Пятница, 07 Февраль 2020 10:51

Проблема того, что ваши данные оператор мобильной связи может предоставить правохранителям характерна не только для Украины. Игорь Мизрах, юрист и политический эксперт, отмечает, что и в Европе сегодня идут споры о доступе к данным абонентов. Кроме того, Игорь Мизрах считает, что недавние решения Еросуда могут сказаться на украинском законодательстве.

Нарушает ли истребование персональных данных операторами мобильной связи право на приватность? 30 января 2020 ЕСПЧ принял решение по делу «BREYERv. GERMANY »(заявление №50001/12), в котором выразил свою позицию относительно этого вопроса. Анализ осуществлялся Судом в контексте действующего в Германии телекоммуникационного акта, который предусматривал истребовании у потенциальных абонентов мобильной связи, которые намеревались приобрести сим-карту на условиях предварительной оплаты, определенных сведений, относящихся к персональным данным: фамилии, имя, отчество; адресу проживания; номера телефона.

ЕСПЧ пришел к выводу, что такие действия не нарушают статью 8 Конвенции.

Решение по этому делу стало довольно знаковым, поскольку решает соответствующую проблему впервые, а также выражает позицию относительно правового вопроса, по которому в государствах-членах Совета Европы отсутствует консенсус, и подходы к его решению в законодательстве различных государств разные.

В июне 2004 года поправками в Закон о телекоммуникациях Германии было введено юридическое обязательство поставщиков телекоммуникационных услуг получать и хранить личные данные всех своих клиентов, в том числе в случаях, когда такие данные не нужны для целей выставления счетов или по другим договорных причинам, например, в отношении клиентов, которые приобрели заранее оплаченную SIM-карту для мобильного телефона.

Эти поправки были внесены национальными органами власти с целью выполнения обязательств, вытекающих из законодательства Европейского Союза. Заявители приобрели SIM-карты на условиях предоплаты для мобильного телефона и должны были предоставить определенные личные данные (включая номер телефона, имя, адрес и дату рождения) соответствующим поставщикам услуг при активации этих SIM-карт. Заявители обжаловали это обязательство в Федеральный Конституционный Суд Германии, который установил, что такая обязанность не является несовместимой с Основным законом.

Важно обратить внимание на связь практики этих европейских судов, поскольку взаимное заимствование сформированных этими судами подходов обеспечит гармонизацию европейского права, несмотря на то, оно касается только государств-членов Европейского Союза, или всех государств-членов Совета Европы. Этот вопрос сегодня находится на повестке дня, и ссылка на решение суда ЕС в этом решении является проявлением соответствующей гармонизации. Указанное является важным и для украинского национального контекста, ведь свидетельствует о необходимости определения путей имплементации практики Суда ЕС в национальную правовую систему.

Предметом исследования в этом деле стал и вопрос существующих гарантий абонентов. Во-первых, Суд отметил, что не существовало технической ненадежности по хранению данных, срок хранения был ограниченным окончанием календарного года, следующего за годом окончания договорных отношений, и объем данных, хранящихся, был ограничен пределами необходимой информации для четкого определения соответствующего абонента.

Во-вторых, Суд проанализировал возможности будущего доступа к данным, которые хранились и, в частности, запросов на информацию, которые могли быть сделаны в соответствии с разделами 112 и 113 Закона о телекоммуникациях. Он признал важным, чтобы определенные органы, которые могли требовать доступа к хранимым данным в соответствии с разделом 112 Закона, относились к правоохранительным органам или органам защиты национальной безопасности.

Хотя согласно разделу 113 Закона органы, которые могли требовать доступа к данным, были определены только путем ссылки на выполняемые ими задачи, а потому не были четко перечислены, формулировка этого положения было достаточно подробной, чтобы четко предсказать, какие именно органы уполномочены требовать информацию путем подачи письменного запроса. Сохраненные данные были дополнительно защищены от чрезмерных или ненадлежащих информационных запросов тем, что запрашивающий орган обязан обозначить дополнительную правовую основу для получения данных. Кроме того, эти запросы относительно информации в соответствии с разделами 112 и 113 также были предметом контроля со стороны компетентных органов.

Суд пояснил, что уровень контроля является важным, но не решающим элементом в оценке пропорциональности сбора и хранения ограниченного набора данных, как в этом случае.

Современное развитие цифровых технологий приводит к развитию правовой оценки степени вмешательства в личную жизнь с использованием таких технологий. Это решение не следует воспринимать как такое, что увеличивает степень вмешательства в свободу в интересах безопасности. Анализ решения дает основания считать, что оно принималось с особой взвешенностью и особыми оговорками, с тщательной оценкой как информации, которая предоставлялась операторам мобильной связи, так и сроков ее хранения. Аналогичные аспекты были предметом анализа и Суда ЕС, который принимал различные решения, в зависимости от объема информации, что хранилась в привязке к определенному абоненту. Следовательно, выводы ЕСПЧ в этом деле следует оценивать в контексте всех его фактических обстоятельств.

Последние публикации

Блоги